Книга Раскаяния. Часть 3

    Книга Раскаяния. Часть 3

    Книга Раскаяния. Часть 3

    Я расскажу тебе две истории из моей жизни, истории о том, как я научился проходить сквозь любую Тьму.
    В возрасте 6-7 лет мне пришлось пройти через две операции на глазах, но после этого я на всю жизнь усвоил два важных урока. Собственно говоря, все остальное, что мне довелось постигнуть, став взрослым, было тем или иным вариантом тех истины, что тогда открылись моему детскому сознанию. Именно они, в самом буквальном смысле слова, помогли пройти сквозь тьму.
    Итак, после операции мне шестилетнему мальчику необходимо было провести две недели в полной темноте с плотно перевязанными бинтами глазами.
    Абсолютная и непроглядная тьма в столь нежном возрасте — это тяжело. Но к счастью, в палате, куда меня привели после операции, находился на терапевтическом лечении мальчик лет двенадцати. И пока я был в плену вынужденной тьмы, он ни на секунду не оставлял меня — все время говорил со мной, поддерживал. Мало того, каждый день в специальном альбоме рисовал мне по одному рисунку, параллельно живописно рассказывая о том, что рисует. Это были целые истории с приключениями и объяснениями. Я сидел рядом и ловил каждое его слово, пытаясь представить, что появлялось на бумаге. В тот момент я не знал, действительно ли он рисует то, что рассказывает или просто сочиняет, но мысль о том, что когда я пройду сквозь тьму, меня будут ждать удивительные картины, давало силы держаться, терпеть боль и страх, но не плакать. И последнее было особенно важно, поскольку слезы после такой сложно операции могли вызвать серьезные осложнения, вплоть до слепоты.
    Глаза под бинтами все время чесались, но расчесывать было нельзя. Не расчесывать и не плакать — два важных условия выздоровления после операции на глазах. И я бы не выдержал их, но этот мальчик не умолкал, он говорил беспрерывно, отвлекая меня от боли и помогая справиться с искушением. Он рассказывал о рисунках, о цветном мире, о жизни, о таких удивительных вещах, что они казались сказками. Я понятия не имел, откуда он все это знал, но тогда это было неважно.
    Можно пройти любую пропасть тьмы, если знаешь что и кто тебя ждет на другом берегу. Конечно, тогда я не формулировал это таким образом, но усвоил всем своим существом.
    Когда же с моих глаз сняли бинты и я вновь увидел свет, то меня ждал толстый альбом с самыми прекрасными рисунками на свете. К сожалению, их автора, того, кто провел меня через тьму, я так и не увидел, ибо по какому-то невероятному совпадению, он покинул больницу за то время, пока с меня снимали повязки. Но вновь обретя свет, первое, что я сделал — расплакался. Мне нельзя было этого делать во тьме, но теперь можно. Я плакал, потому что каждой клеточкой понимал, что во всем мире нет более важного человека, чем тот, кто провел меня через Тьму.
    Тогда же я получил еще один важный урок: после операции, пока заживали раны, я все время мечтал о том дне, когда снова смогу видеть свет. Но оказалось, что самое страшное после того, как ты долгое время был во тьме, это открыть глаза. Как ни парадоксально, но боль и страх тьмы не шли ни в какое сравнение с болью, причиняемой светом после полной черноты.
    Врач снял слой бинтов и попросил открыть глаза. Я попробовал и не смог — свет был невыносим! Он вызывал желание, снова спрятаться под защиту повязок и больше никогда-никогда не повторять попыток. Но доктор настойчиво требовал открыть глаза, объяснял, что в комнате мягкий свет, что если я этого не сделаю, то навсегда потеряю способность видеть, что боль вызывает легкая атрофия зрачков. И только мое желание увидеть рисунки, нарисованные тем, чей голос я слышал пока был во тьме, дали мне силы открыть глаза.
    Это был важный урок для меня. Я понял, что мало приложить все усилия, чтобы оказаться в преддверии вершины, еще нужно обрести мужество, чтобы бы переступить через последнюю боль и, действительно, одержать победу.
    Больше всего Дьявол искушает у чертогов Бога.  Самым сильный соблазн вернуться во тьму появляется там, где свет, вот-вот вольется в твою душу.
    Чтобы, действительно, открыть глаза, необходимо понять — это не свет причиняет тебе боль, а последствия того, что ты слишком долго был во тьме и поэтому так сильно привык к темноте.
    Но, если твоя цель, вновь обрести свет — то ни в коем случае не допускай малодушия, не зажмуривайся, не отползай в тень, а еще шире распахивай зрачки, чтобы свет омыл твой взгляд и очистил сердце.
    После долгой тьмы глазам больно видеть свет, но во сколько же раз больнее душе, побывавшей в аду, открываться свету.
    С тех пор, хоть прошел ни одни десяток лет, я каждый день молюсь о нем — о моем первом и самом главном Учителе, ибо он не только терпеливо и с любовью провел меня сквозь тьму и боль, но и помог понять: то, что кажется тьмой — это просто твои закрытые глаза.
    И в тот день, когда я наконец-то во всей полноте осознал, что именно мой первый Учитель сделал для меня, я поклялся, что всю свою жизнь посвящу помощи путникам проходить сквозь Тьму, ибо единственная настоящая и искренняя молитва — это молитвенно прожить собственную жизнь.
    Как бы мне порой не было тяжело, как бы я не отчаивался, но каждый раз я вспоминаю голос моего первого Учителя и иду на его зов.
    Самое страшное в жизни — это потерять голос, способный вывести тебя из Тьмы.
    Вот поэтому предать Учителя — значит, не просто оказаться во Тьме, но и превратить ее в гильотину, отсекающую от тебя последнюю надежду выйти к Свету.
    Те, кто предал своего учителя, не заслуживают даже наказания, ибо в них больше ничего нет. Нет смысла наказывать сердце, ставшее камнем. К нему надо относиться также, как мы относимся к камням на дороге — просто отбросить в сторону, чтобы они не мешали тем, кто действительно идет. А все потому, что камни-сердца, на самом деле, не хотят, чтобы им помогали, а желают лишь того, что бы к ним наклонялись в поклоне.
    Пока ты слышишь голос во Тьме, зовущий тебя к Свету, иди, невзирая ни на что, иди, преодолевая все мыслимые и немыслимые препятствия, ибо через этот голос с тобой говорит само Мироздание.
    Если у тебя есть Голос-ведущий-сквозь-Тьму, то всеми своими силами не теряй его, держись к нему как можно ближе, чего бы тебе этого не стоило, чтобы он всегда был слышнее любого шепота Дьявола, любого визга и криков твоих пороков. Ведь чем дальше ты от Голоса-ведущего-сквозь-Тьму, тем проще сбиться с пути и не заметить этого
    А если однажды этот голос смолкнет, то это будет означать не то, что твой учитель умер, а то, что ты сам перестал быть живым, даже если твоя плоть продолжает существовать.
    Каждый день я молюсь: «Господи, дай силы моим учителям говорить во тьме, чтобы я не сбился с пути любви. И дай мне мудрость никогда не предать моих Учителей, ибо они не просто ведут меня к свету, они и есть Свет»
    Каждый день я молюсь всем моим учителям, но особенно тому мальчику, чей голос провел меня через тьму закрытых глаз, через тьму боли и страха, через тьму одиночества. И я глубоко уверен, что когда настанет мой последний час, он вновь придет ко мне, что бы провести меня через мою последнюю тьму...
    © Алексей Купрейчик



    Вернуться к статьям раздела


Site Contect Protection (SCP)