Зеркало в прихожей

    Зеркало в прихожей

    Зеркало в прихожей

    Фрагменты книги Алексея Купрейчика "Полночь твоего имени"

    Жарким шепотом, почти касаясь губами уха, Максим шептал своей сестре:
    —А еще, Женька, когда мама смотрится в зеркало, а потом уходит на работу, ее отражение по-прежнему остается там.
    —Не может быть, — не поверила сестра.
    —Точно тебе говорю, — уверил Максим. — Если сомневаешься, пойди и сама убедись.
    Женя заглянула брату в глаза, не смеется ли он над ней. Вроде нет.
    —Хорошо, — согласилась сестра, — сейчас проверю. Только ты пойдешь со мной.
    —Это еще зачем?
    —На тот случай, если ты соврал. Тогда мне не придется далеко ходить, чтобы мстительно укусить тебя за нос.
    Максим улыбнулся.
    —Как хочешь.
    Женька взяла брата за руку и решительно зашагала в прихожую.
    Остановившись напротив большого зеркала, она на несколько секунд замерла, а потом изрекла.
    —Ты соврал.
    —Нет, просто ты недостаточно внимательно смотришь.
    —Хорошо, я попробую еще раз.
    Женя подошла к зеркалу так близко, что коснулась его носом. Прошло пять минут, а она все еще не отводила взгляда.
    Максим начал волноваться. Что она там высматривает? Шутка явно не удалась.
    —Эй, — позвал он, и на всякий случай слегка толкнул ее в плечо. Сестра слегка качнулась, но взгляда от зеркала не оторвала.
    —Женька, ну, пошли, что ты там такого увидела?
    Сестра наконец-то повернулась к нему, но взгляд ее по-прежнему оставался серьезным. Она пристально взглянула брату в глаза, а потом, не проронив ни слова, отправилась на кухню. Максим последовал за ней.
    На кухне Женя налила в тарелку воды из чайника, и посмотрела на свое отражение в этом маленьком «озере».
    —Ты чего? — спросил Максим, но сестра не ответила. Взяла металлический поднос, перевернула его и посмотрела на свое отражение в нем. И только после этого, обратила внимание на брата.
    —Знаешь, Максим, — сказала она, — ты, действительно, дурак. В зеркале нет отражения мамы.
    —Ну, конечно, — радостно закивал брат, — это я пошутил.
    —Но там есть кое-что другое.
    —Что?
    —Там живет смерть.
    —В каком смысле, смерть?
    —Смерть бывает только в одном смысле — в смертельном.
    —Прикалываешься, да?
    Максим почему-то испугался за сестру. Может, она умом тронулась? Если мама спросит, как это произошло, ему придется сказать правду, и тогда получится, что он виноват — довел сестру своими шутками до полного помешательства.
    —Испугался? — спросила Женька.
    —Нет, — соврал мальчик.
    —А зря. Я не шучу. Я только что разговаривала со смертью. Она смотрит на нас.
    —Откуда?
    —Из отражения наших глаз. Вот иди сюда.
    Сестра отвела брата назад в прихожую и поставила перед зеркалом.
    —Смотри, видишь отражение своих глаз?
    —Вижу.
    —А теперь смотри внимательно. Там, в самом центре зрачков есть маленький черный кружок. Видишь?
    —Вижу.
    —Вот оттуда смерть и смотрит.
    —Да с чего ты взяла! — вспылили Максим. Ему уже надоел этот странный разговор. Зря он вообще начал про отражения. Ведь всегда считал сестру глупой девчонкой, так нет же, потянуло подшутить…
    —А с того я взяла, что она всегда живет в тебе.
    —Не живет во мне смерть!
    —Живет-живет, — уверила его сестренка, — стань ближе и посмотри подольше.
    Максим нехотя посмотрел в глаза собственного отражения.
    Прошло несколько минут, и вдруг он с замиранием сердца заметил, что из зеркала на него смотрят чужие глаза. Ощущение было настолько жутким, что по спине пробежали мурашки.
    «Не может быть» — подумал он.
    «Может» — ответили глаза из зеркала.
    «Не может», — не сдавался Максим.
    «Может-может», — уверял взгляд чужих глаз.
    Мальчик потер глаза, несколько раз сморгнул и снова посмотрел в зеркало. Результат тот же — чужие глаза.
    —Кто ты? — шепотом спросил мальчик, чтобы не услышала сестра.
    —Я твоя смерть.
    —Ты и вправду живешь во мне?
    —Не совсем так. Правильно говорить — мы живем рядом.
    —Как это?
    —Примерно так, как ты живешь со своей сестрой. У вас одни родители, вы обитаете в одном доме, часто смотрите одну и ту же передачу, но при этом остаетесь разными. Так и мы с тобой. У нас один создатель, и мы вместе с тобой смотрим одну и ту же телепередачу.
    —Какую еще передачу?
    —Это я образно. Мы вместе смотрим на твою жизнь. Вся разница лишь в том, что ты ее смотришь от начал до конца, а я от конца к началу. Понятно?
    —Нет.
    Максим задумался. «Господи, это что, я сам с собой разговариваю?!»
    —Нет, что ты, — отозвалась смерть, — не сам с собой, а со мной. Это только так произносят: «Сам с собой говорю», а на самом деле беседуют со мной, со смертью.
    —Почему?
    —По кочану. Кроме меня человеку, на самом деле, больше не с кем по-настоящему поговорить. Я — единственный достойный и преданный собеседник. Тебя могут все покинуть, отвернуться от тебя, предать, но только не я. Я всегда буду рядом — каждую минуту, каждую секунду, с момента рождения и до самого последнего вдоха.
    Мальчику стало страшно. Он почувствовал, что его уже давно знобит.
    —А я не хочу, чтобы ты была со мной. Можешь уходить, я тебя отпускаю.
    —Ох, Максимка, это не возможно.
    —Ну почему?!
    —Потому что без меня ты пропадешь.
    —Еще чего! Не пропаду я без тебя, уж будь уверена!
    —Максим, ты не первый кто так говорит, но поверь мне, ничего хорошо из этой затеи не выйдет. Я знала много мальчиков, которые пытались обойтись без меня, но потом они весь остаток жизни только тем и занимались, что искали встречи со мной.
    —Почему? Никто из нормальных людей не станет искать смерть!
    —Ты так считаешь, потому что думаешь, будто если смерть покинет тебя, то ты станешь бессмертным. Нет, мой милый, ты станешь просто жить, пусть долго, очень долго, но это будет не бессмертие, а долгая жизнь.
    —И чем это плохо?
    —Всем, мой дорогой. Человек создан быть бессмертным, а не долгожителем. А уж бессмертным без меня стать невозможно. Бессмертный — это не тот, кто долго живет, а тот, кто никогда не умрет. А не умереть может лишь тот, кто уже умер.
    Я — как море. Ты должен войти в меня, полностью погрузиться, опуститься на самое дно, чтобы каждая частица твоего существо пропиталась мной. Ты должен стать рыбой в океане смерти. Лишь в этом случае ты не утонешь.
    Долгожитель, хоть и живет долго, но он все равно боится смерти, и чем дольше он живет, тем чаще вспоминает обо мне. Понятно?
    —Да.
    —А теперь слушай очень внимательно. Закрой глаза, чтобы не пропустить ни одного слова.
    Смерть перешла на шепот.
    —Суть смерти заключается в слове  никогда. Это слово — убийца слабых, но меч сильных. Слабые гибнут от «никогда», но те, кто находит в себе мужество преодолеть его, делают это слово своим оружием.
    Долгожители молятся и надеются на слово «всегда». Они хотят жить бесконечно, им кажется, что все, что они делают, будет существовать всегда, они стараются убедить себя, что накопленные драгоценности, жизненный опыт и прочая ерунда останутся с ними навеки. Но это не так. Слово «всегда» — это ловушка.
    Вечное — это не то, что будет длиться всегда, а то, что уже никогда не повторится. Лишь неповторимое засуживает право на бессмертие.
    Вот поэтому, Максимка, запомни, наш разговор с тобой никогда больше не повторится.
    —Никогда… — шепотом произнес мальчик.

    © Алексей Купрейчик. Фрагменты книги "Полночь твоего имени"


    Вернуться к статьям раздела


Site Contect Protection (SCP)