Тайный дневник Свифта

    Тайный дневник Свифта

    Тайный дневник Свифта

    … а потом говоришь: «Ну, так давай же хоть что-то изменим!»
    Но слышишь в ответ: «А что я могу? Я ведь человек маленький, от меня ничего не зависит».
    И тогда думаешь: действительно, маленький человек ничего не может.
    Да только вот эта жизненная позиция настолько правдива, насколько и лжива.
    Кто сделал тебя маленьким человечком? 
    А самое главное — как ты позволил сделать себя лилипутом?! 
    И еще, куда более важно — почему ты все еще остаешься таким?! Почему все еще остаешься маленьким человеком?!
    Все просто — быть маленьким выгодно! Маленькому легче спрятаться от опасности, ответственности, от настоящей, а, значит, и пугающей, жизни.
    Маленького не видно. Он в норку юркнет быстрее, чем великан, да и норку ему сделать проще. Сколько там той норки надо лилипутику? 
    Другое дело — великан. Ему жить сложнее, ведь быть великаном — это всегда быть заметным и понимать, что чем выше поднимаешь голову, тем беззащитней становится твоя шея.
    Лилипут не хочет тянуться за великаном, лилипут делает все, чтобы великан снизошел до него.
    Но… иногда маленькому человеку все же хочется ощущать себя великаном. Не быть им, а всего лишь ощущать. А для этого не нужно стремиться расти вверх, вполне достаточно не давать расти другим, то есть «опускать» их. И тогда, рано или поздно, по сравнению с теми, кого ты «опустил», будешь казаться себе великаном.
    Но надо честно себе признаться, что, на само деле, ты даже не пытался быть великаном, а просто хотел быть выше всех. А быть выше всех —еще не значит стать великаном. Чаще всего — это лишь умение залезать на чужие плечи и ходить по чужим головам. Так что, даже если маленький человек взгромоздится на чужие плечи, он, все равно, так и останется лилипутом. 
    Иногда лилипуты утешают себя, что когда их много, то они — сила. Да, конечно, тысяча лилипутов — это сила, но как ни крути,  лилипутская сила, поэтому и результат будет лилипутский.
    Тысяча плевков — это не море, а просто тысяча плевков.
    Вот так, крошечными усилиями, но настойчиво, маленькие люди создают огромный мир лилипутов. Но стоит в нем появиться настоящему великану, как тут же стая маленьких лилипутиков набрасывается на него со своими претензиями. Как же так, великан, ты что  — не видишь очевидного? Разве ты не видишь того, что у тебя прямо под ногами?! А ведь под ногами у тебя мы – лилипуты!!!
    Маленькие люди всегда обвиняют великанов в том, что те неправильно реализуют лилипутность. 
    В стране лилипутов Гулливер – не великан, а «неправильный» лилипут. 
    Увеличивая свою «лилипутность», все равно не станешь Гулливером, а будешь всего лишь свехлилипутом. Потому что великим человека делает не рост, а его дух.
    Написал человек картину, сочинил текст, изваял статую, но… пришел лилипут, оценил все это с высоты своей лилипутности и уже чувствует себя великаном. И не важно, что он ничего настоящего не совершил, но зато маленький человечек имеет свое мнение! У него есть своя лилипутская линейка, чтобы мерить рост великана!
    Задача лилипута — не строить, а поправлять великана.
    Великан делает поступок, лилипут стонет и ругается, великан вершит дело, а лилипут – огрызается. 
    Великану, чтобы чувствовать себя великаном, необходимо совершить великий поступок, а лилипуту — поставить великана на колени.
    И когда дело приобретает крутой оборот, когда великан вот-вот сделает свой семимильный шаг, покидая мир лилипутов, они вдруг в один голос начинают зло и обиженно кричать: «Как же так, великан?! Вспомни, откуда ты родом! Ты ведь тоже когда-то был маленьким человечком! Вернись, и мы простим тебе твою чертову гулливерность!»
    И горе великану, который купится на это, ибо тогда его судьба – быть дрессированным кин-конгом при дворе лилипутов.
    А того, кто не дрогнет и пойдет дальше, маленькие люди обвинят в жестокости и бессердечии. Они никогда не простят ему его силы. Не понимая, что спасти — это научить тебя жить, а не прожить за тебя твою жизнь.
    Большое сердце вместит маленькую любовь, но лилипутское сердце разорвется от великой любви.
    Поэтому совершенно не важно, откуда ты вышел, куда важнее, куда ты придешь.
    Смелость великана – выйти навстречу опасности, смелость маленького человека – огрызаться вслед великану.
    А посему:
    Маленький человек – это крохотная совесть, это миниатюрная любовь и едва заметное счастье.
    Маленький человек — это не тот, кому не дают вырасти, а тот, кому страшно расти. 
    Маленький человек – это не приговор, а намеренно удерживаемое состояние.
    Маленькими нас делает не рождение, а страх быть большими.
    Так что:
    Нет маленьких людей — есть мелкие души.

    P. S. 
    Кстати, называть маленького человека маленьким – это не политкорректно. Правильно говорить – обыватель.

    © Алексей Купрейчик


    Вернуться к статьям раздела


Site Contect Protection (SCP)