Человек-книга

    Человек-книга

    Человеческая жизнь — пергамент, на одной стороне которого пишет Бог, а на другой — дьявол. Письмена часто пересекаются между собой, особенно когда слой становится настолько тонким, что через одни слова проступают другие. Тогда в жизни все смешивается, и ты ничего не можешь разобрать. Пытаешься уловить, вчитаться в написанное, но... знакомые буквы превращаются в иероглифы, в странные знаки, чужой речи.
    Письмена вавилонской башни растекаются по твоему телу, подобно реке, вышедшей из берегов, а глубина смыслов оборачивается глубиной непонимания. Что делать? Как быть? Захлебнуться? Научиться дышать под водой? Звать на помощь?
    На пергаменте появляется все больше вопросительных знаков и все больше места для ответа. И вот, когда пробелов становится слишком много, начинаешь замечать, что сквозь них проступает еще что-то — подтекст.
    Ты вскрикиваешь — вот, наверное, это душа!
    Нет, не душа, а всего лишь эхо текста, оставленного родителями. Ты уже большую часть его затер, написал поверх свои фразы, но окончательно вымарать так и не смог.
    Мало того, чем больше всматриваешься, тем больше понимаешь, что под этим подтекстом лежит еще одни, а за ним еще и еще. И потом, когда глаза привыкают к всматриванию, удивленно обнаруживаешь, что все эти подтексты не так уж сильно и отличаются друг от друга. Это практически те же самые слова, только обведенные чернилами разного цвета.
    Все оказалось детской прописью, в которой ты всю жизнь просто обводишь заранее приготовленные для тебя пунктирные линии.
    Казалось, что ты учился писать свой текст, но на деле вышло, что всю жизнь лишь совершенствовал умение копировать чужие слова и не более того.
    Жизнь-раскраска.
    А потом накатывает обида и отчаянье, когда осознаешь, что нового пергамента не будет.
    И как бы не старался, все равно, никогда не получишь абсолютно чистый лист. Сквозь него всегда будут проступать водяные знаки прошлого, и самое обидно, чаще всего — не твоего прошлого.
    Все уже было написано до тебя, и большая часть — на тебе.
    И снова во все стороны разбегаются вопросительные знаки, словно крысы с тонущего корабля. А люди начинают напоминать листы книги. Ветер листает их в любом порядке, а иногда даже вырывает по нескольку за раз и уносит неведомо куда. Ты уже никогда не узнаешь, что на них было написано. Но зато после этого, будешь стараться переписать на себя полюбившиеся фрагменты с чужих страниц.
    И скоро сам не заметишь, как из обычного листика превратишься в самостоятельный многотомник, а если повезет, то, возможно, еще и обрастешь комментариями — текстами-апостолами, которые понесут твой текст дальше.
    А когда листы жизни начнут желтеть, а чернила выцветать, останется только одно — принести жертву, позволив людям растерзать тебя на цитаты.
    И в итоге, единственное, на что ты можешь уповать — быть именем, набранным курсивом, под словами, которые прожил, а не произнес.

    © Алексей Купрейчик


    Вернуться к статьям раздела


Site Contect Protection (SCP)