Бодхисаттва Бузякин Сергей

    Бодхисаттва Бузякин Сергей

    Бодхисаттва Бузякин Сергей

    Фрагменты книги Алексея Купрейчика "Полночь твоего имени"

    Кто-то любит считать звезды, кто-то ступени, а Сергей Бузякин любил считать капли из протекающего крана. Этому занятию он, как правило, предавался, когда в жизни наступала «черная полоса». Как, например, сейчас.
    Бузякин сидел в пустой ванной, наблюдая как из нержавеющего носика крана, одна за одной, появлялись капли. Они медленно набухали, наливались тяжестью, стремительно срывались вниз, пролетали отмеренное им судьбой расстояние и исчезали в черном зеве водостока, издавая характерный «чпок».
    Лет пять назад ему, наверняка, пришла бы в голову идея сравнить человека с каплей и изречь что-то наподобие: «Человек — капля в море Бытия. Его жизнь обладает истинной ценностью, лишь когда она растворяется во всеобщем море». Но сейчас такой образ казался ему банальным, тем более что Сергей прекрасно знал: человек больше похож на бездну водостока, чем на каплю.
    По стояку многоэтажки разнеслось эхо работающего сливного бачка.
    —Кому-то стало легче, — отметил Бузякин и посмотрел на свою белоснежную «водонапорную башню», на которой красовалась написанная красным фломастером сакраментальная фраза: «Истина где-то рядом».
    В дверь совмещенного санузла постучали.
    —Эй, Серега, ты скоро?
    —Да.
    Он любил эту комнату. Все в ней — белый потолок, белая ванна, белый кафель и такого же цвета унитаз — наводило на мысль о храме. Однажды Бузякин поделился этим интимным переживанием с другом, на что тот ответил:
    —Нет, братан, наоборот, такое количество белого в нужнике лично мне напоминает операционную в реанимационном отделении.
    Сейчас Сергей понимал, что если быть честным, то различий между этими двумя заведениями на самом деле нет. Храм — он и есть операционная в реанимационном отделении Бытия.
    В дверь снова постучали. На этот раз настойчивее.
    —Сережа, поторопись! Чем ты  там занимаешься?
    —Медитирую! — рявкнул он и опять погрузился в свои размышления.
    В отличие от других людей, Бузякин никогда не стремился во что бы то ни стало выпрыгнуть из «черной полосы». Напротив, всегда старался испить сию чашу до дна, еще и донышко вылизать. И это не было мазохистским стремлением к извращенной форме катарсиса или просто обыкновенной глупостью. Просто он на собственном опыте убедился, что все проблемы в жизни происходят по одной и той же причине — неправильного отношения к дерьму. К дерьму в самом широком смысле. Однажды Сергей изложил свои соображения по этому поводу в личном дневнике:
    «Что есть проблема? Проблема — это дерьмо. Что есть дерьмо? Дерьмо — отходы жизнедеятельности. Следовательно, любая проблема — есть ни что иное как результат моей жизнедеятельности. Проблема, как и дерьмо — это то, что я не смог переварить и теперь выбросил на периферию судьбы. Грех обижаться при виде дурно пахнущей кучки и взывать к Господу, чтобы Он убрал ее. Бог — не мамочка, подмывающая загаженную попку беспомощного младенца. Проблемы неизбежны, как и наши отходы. Они были, есть и будут. Главное — тщательнее пережевывать пищу и вовремя мыть горшок».
    В последней фразе Бузякину виделась суть закона кармы. Хотя сам по себе мистицизм, впрочем, как и религиозность, были ему чужды. Он считал их неким подобием памперса — дерьмо все то же, но другим не видно. Вот по этой же причине он никогда не задавался вопросом «есть ли Бог?» Его больше интересовало, существует ли такая диета, при которой отходы жизнедеятельности сводятся к минимальному количеству и приятному запаху. И вот сейчас Сергей Бузякин чувствовал, что находится на грани озарения.
    —Получить сатори в сортире — что может быть круче? — спрашивал он себя.
    В двери опять нервно заколотили.
    —Блин, ты заколебал, выходи давай!
    Сергей не счел нужным проявлять милосердие.
    Он посмотрел в зеркало, и тут его осенило.
    —Есть! — закричал Бузякин, радостно хлопнув себя по лбу. — Я все понял! Мои дерьмовые проблемы — это антизеркало! Оно отражает не мой внешний вид, а то, что я не хотел видеть до этого. Проблема показывает мне то, от чего я все время отворачиваюсь в себе самом. Да здравствует антизеркало! 
    Сергей Бузякин просветленно улыбнулся и под журчание сливного бачка вышел в мир, неся ему четыре благородные истины:
    1. Жизнь — есть страдание от дерьма, которое я сам создаю.
    2. Я создаю дерьмо, потому что поглощаю мир.
    3. Я поглощаю мир, потому что хочу есть.
    4. Я хочу есть, потому что мне нужны силы для разгребания моего дерьма.
    Он смотрел на храмы, давно превратившиеся в «Макдоналдсы» нищих духом, и видел людей, чья сущность — желудок, чье сердце — лишь вкусовой рецептор, духовный язычок, которым они облизывали леденцы Истины, отчего те с каждым днем все больше покрываются толстым слоем слюны. Завидев очередную лакомую мудрость, люди набрасываются на нее и с остервенением поедают, называя этот процесс пониманием.
    Он слышал, как на всю вселенную разносится чавканье человечества, уповающего на приход Великого Ассенизатора, называемого ими Спасителем. Но при этом они боятся поверить в то, что никто не придет, ибо даже молитвы и пение их — всего лишь жужжанье мух над смердящей кучей возводимой ими Вавилонской башни. Не будет больше смешения языков — будет всемирный Потоп прорвавшей канализации, в котором любой ковчег пойдет на дно. Но кто из них заметит это? Ведь давно они познали истину — свое дерьмо не пахнет. Каждый день, решая проблему за проблемой, люди взбираются на Эверест собственного говна в надежде пощупать небо.
    Бузякин осознал: больше незачем вгрызаться в мир, как в сочную баранью ножку, ведь непроходимое дерьмо проблем встает стеной лишь перед тем, кто занят поеданием других, кто никак не может понять, что поглощение не дает насыщения.
    А потом часы пробили время обеда. И Бодхисаттве Бузякину Сергею ничего не осталось как закрыть глаза, сомкнуть уста и спешить подальше унести от людей самую страшную тайну:  ЧЕЛОВЕЧЕСТВО НИКТО И НИКОГДА НЕ ИЗГОНЯЛ ИЗ РАЯ, ОНО ПО-ПРЕЖНЕМУ НАХОДИТСЯ ТАМ. Но, загадив свой Эдем, какое уже тысячелетие пытается привить себе миф об изгнании, ибо как же стыдно, господа, так загадиться!!! Как же стыдно.

    © Алексей Купрейчик. Фрагменты книги "Полночь твоего имени"


    Вернуться к статьям раздела


Site Contect Protection (SCP)